Эскалатор. День Третий. Знакомство с Пятым.


Отец Афанасий повернул голову в направлении руки Виолетты. Затем поднялся с пола, и двинулся к силуэту. - «Оставайтесь пока здесь», - словно оберегая своих новых друзей от чего-то, неизвестного, сказал батюшка. Приближаясь к стоящему на коленях человеку, он стал ощущать неприятные запахи, которые исходили, как от одежды, так, по всей видимости, от самого человека. Встав в метре перед ним, батюшка, завораживающим голосом спросил: - «Кто Вы сын мой? И почему вы преклонили колени? Встаньте же!» Вместо подъема «чудак» вообще рухнул с колен и чуть ли не распластался у ног священника. Он что-то бормотал или говорил, но речь была непонятной, бессмысленной и несвязанной. – «Полноте! Да что же вы творите уважаемый! Давайте-ка вы сначала приведете себя в порядок, а потом мы с вами потолкуем», - с этими словами начал поднимать человека с пола. Кротко указав направление, они оба поспешили к единственному здесь «помещению», которое находилось поблизости. Прикоснувшись к «кнопке», стена словно исчезла, отчего у нашего «нового знакомого» расширились зрачки, и наступил полный ступор.

- Входите любезнейший, тут вас ждет туалет, рукомойник… и даже душ, - от последних слов, похоже, даже батюшка был удивлен. – Приводите себя в порядок, постирайте свои вещи, торопить вас никто не будет. Когда закончите, нажмите на кнопку в стене, - чуть ли не затолкав его вовнутрь, батюшка удалился.

Как только проем «помещения» закрылся стеной, отец Афанасий заголосил, стараясь двигаться быстрей, навстречу уже идущим к нему Семену и подросткам:

- Там появился душ! Самый, что ни на есть, настоящий душ! Я его особо не рассмотрел, но уверяю это душ! – сообщить новость получилось, как-то по-детски.

- Ну, если так и дальше пойдет, то может кровати появятся! А там глядишь телек! Или вообще «хозяйственный магазин», - толи ерничал, то ли ехидничал Семен.

Наиль не совсем осознавал смысл сказанного, но Виолетта от радости запрыгала. Трудно было понять, чему она радуется, открытию батюшки или словам Семена.

- И кто этот «чудик»? – спросил Семен.

- Ах да, совсем забыл, из-за душа мысли спутались, - начал оправдываться батюшка. – Это… скорее всего «бомж»… да однозначно Человек без Определенного Места Жительства, - резюмировал он.

- Тогда ему точно фартануло! – снова высказался Семен. – Тепло, уютно, пожрать есть, менты не гоняют, что еще нужно, чтобы напиться и сдохнуть?

- Господь с Вами Семен! Да, что же Вы такое говорите! Совестно должно быть, ведь место сами видите какое, да и детей чему учите? Ведь они с Вас пример брать должны! А Вы? – отчитал его отец Афанасий.

- Фигня какая-то получается! Бомж причем здесь? – это уже возмущался Наиль, все более разочаровывающийся в «своей команде».

- Да ладно вам всем! Еще человека толком не разглядели, а уже материте его! – Виолетта от своих слов показалась чуточку старше.

- Наиль, сгоняй наверх «бухла» принеси! Устроим нашему «новенькому» теплый прием! Представь, он подумает, что попал в Рай! – после этих слов Семен засмеялся, да так заразительно, что подростки поддержали его сразу, а батюшка пытался сдержать признаки смеха. – А еще ему можно сказать, что это Бог, - указывая, пальцем на батюшку продолжал Семен. – А мы типа его сподвижники, - смех стал еще громче, но тут вмешался священник.

- Господи помилуй! Ибо не ведают, что они окаянные говорят! – батюшка говорил серьезно, но смех не утихал. – Не сподвижники Семен, а апостолы! – зря он это сказал, так как Семен продолжал: - Значит, вы согласны!? То есть, если мы будем апостолами, то вы согласны быть Богом!? – смех продолжался, и было уже неясно, над чем глумится эта безбожная троица, над вновь прибывшим или над батюшкой.

Чем бы закончилась эта дискуссия, непонятно. Но батюшка решил не испытывать судьбу и тем более продолжать ее. Развернувшись, он пошел в сторону «помещения», в ожидании выхода «бомжа».

- Ну вот, теперь можем и поговорить! – заговорил батюшка, дождавшись выхода «бомжа» из «помещения. – Называй меня отец Афанасий. Могу ли я узнать твое имя?

Но ответа не последовало. Человек, которого все почему-то прозвали «бомжом», стоял словно статуя, без движения. Лишь изредка, «стреляя» глазами своих «новых» знакомых. Было не ясно, напуган ли он, или обеспокоен. Это был человек среднего роста, на вид около сорока лет. С темными волосами, уложенными назад, в связи с тем, что они были мокрыми, трудно было разобрать прямые они или вьющиеся. Цвет глаз имел разнообразный оттенок, мерцание света превращало их, то в мутно бирюзовый, то в светло-голубой цвет. Лицо было добродушным, а кожа на ней плотной, щеки были подчеркнуты, щетина была двух, максимум трехдневной, нелепо подчеркивая лишь участки над верхней губой и подбородке. Одежду, он, по всей видимости, постирал, если можно так выразиться, ведь мыла или порошка здесь не было. На нем были темные брюки, в тон ей водолазка и весьма неплохого качества туфли черного цвета. Глядя на него, теперь никому и голову не приходила мысль называть его бомжом.

- Мужчина вас как звать то? Вы меня слышите? – Виолетте не терпелось услышать его историю, но для этого, как она понимала, нужно было разговорить этого «дядьку». Он лишь взглянул на нее, но в ответ так и ничего не ответил.

- Вы не глухонемой случайно? Дайте знак! – громче, чем обычно спросила Виолетта.

- Если он глухой, как он тебя услышать должен? – верно, подметил Наиль.

- Нет, он говорил, я сам слышал! – вмешался батюшка. – Наверное, он растерялся или еще шок не прошел! Мало ли, что с ним могло случиться.

- Воды хотите или поесть? – уже с заботой справилась Виолетта.

- А выпить есть? – глядя почему-то на Семена, спросил незнакомец, эта была его первая фраза, которую все услышали.

- Я же говорил Наиль, сгонял бы наверх и принес бы выпить. Видишь человеку прийти в себя надо! – мальчишка не знал действительно ему стоит бежать наверх или Семен опять прикалывается. Он посмотрел на батюшку в ожидании одобрения, тот слегка кивнул, при этом моргнув, словно благословляя его. Наиль, играючи вбежал по эскалатору и растворился на втором уровне. Через минуту он выкрикнул, находясь где-то справа, на вершине: «А что принести-то?»

- Чего хотел бы выпить мужик? – это уже Семен обратился к незнакомцу. – Выбор, я тебе скажу, у нас просто «громадный»!

Мужчина сначала проводил взглядом мальчугана, который исчез где-то наверху, потом начал оглядываться по сторонам, выискивая хоть что-то знакомое. Услышав вопрос Семена, ответил: - «Без разницы, но раз выбор большой, то если можно – коньячка».

- Губа не дура! – как-то по-свойски заметил Семен. Повернув голову в направлении, где должен был находиться Наиль, он выкрикнул: - «Коньяк неси, интеллигенту нашему!»

- Ну, говорить я смотрю, ты можешь! А имя у тебя мужик есть? – человек был старше его лет на десять, но ниже ростом. Что именно, позволяло Семену вести себя «по-хамски» - трудно было разобрать. Получив замечание от батюшки на свое поведение и какой-то «колющий взгляд» от Виолетты, которые все это время стояли, молча, Семен заткнулся, ожидая, когда спустится Наиль.

Виолетте стало скучно. Вдруг она изменилась в лице и помчалась к «помещению». Нажав на «кнопку», она стала осматривать душ. Потом выкрикнула: «Сюда не входить, я пошла, принимать душ!» Стена закрыла помещение. Семен с досадой подумал, что он совсем забыл о появлении душа, который бы ему тоже не помешал. - «И как эта «малолетка» всегда его опережает?», - с какой-то завистью подумал он.

- Ловите! – вниз покатилась емкость с жидкостью коричневого цвета. – Сразу говорите, если еще что-то нужно! – я вам не мальчик на побегушках. – А Виолетта где? – спросил Наиль, будучи еще на втором уровне.

- Ты там побудь! Мало ли, вдруг интеллигенту мало будет! – ответил Семен. – А Виолетта в душе. Сам понимаешь, девушкам душ интересней. Чем общение с человеком, который даже имени своего сказать не может! – взглянув на «незнакомца», давая понять, что тот ведет себя не совсем «интеллигентно», но тот даже не моргнул, будто речь шла не о нем. Семен подошел к подножью эскалатора, поднял с пола банку коньяка и вернулся уже с открытой крышкой. Протянув ее в руке, предлагая отпить «незнакомцу».

Тот протянул руку. Взял емкость. Подозрительно покрутив ее в руке. Взглядом оценил напротив стоящих батюшку и Семена, и сделал два глотка. На лице не было никаких эмоций, словно это был не горячительный напиток, а подкрашенная вода. Прикрыв на несколько секунд глаза, он произнес: «Спасибо! А сами, что не употребляете?»

- Ну почему же! В той жизни пил, не скрою, но здесь нет. Не с кем. Да и желания особого нет, – как-то по-свойски ответил Семен.

- А Вы батюшка, как же? – продолжил «незнакомец».

- Время великого поста закончилось четыре дня назад. Но сегодня среда, а для меня этот день и пятница, дни поста в течение всего года. Спиртное не запрещено, но этим я себя сам ограничиваю. В редких случаях могу выпить, - не таясь, спокойно молвил батюшка. – Но сегодня не тот день, да и какой пример это будет для детей, здесь присутствующих?! А вы пейте, если считаете это необходимым. Авось память вернется. Мы люди терпеливые, подождем, торопиться нам тут некуда, соизволите рассказать свою историю, право ваше, перебивать не будем. Если желаете выслушать наши истории, расскажем с превеликим удовольствием.

- Я не помню, - как-то безучастно ответил «незнакомец».

- Что не помните? – вопросительно посмотрев, спросил отец Афанасий.

- Имени своего не помню. Как здесь очутился, тоже не помню.

- Ну вот, был у Робинзона Крузо – Пятница, а ты будешь у нас – Среда! – съязвил Семен.

- Господи, Семен! Ну, что вам все неймется? Человек, поди, возрастом постарше вашего будет, где ваше элементарное воспитание? Относитесь к людям так, как вы бы хотели, чтобы они относились к вам! Прошу вас Семен, ведь вы открытый и порядочный человек! – батюшка сказал последнее предложение особо подчеркнуто, как будто знал Семена с пеленок.

- Пятый – произнес «незнакомец».

- Что «пятый»? – практически одновременно последовал вопрос.

- Называйте меня «Пятый», так будет лучше. Я ведь так понимаю, сюда пятым попал?

Семен переглянулся с батюшкой. Хотел было снова сострить, но отец Афанасий опередил его.

- Может вам новое имя дать, православное? Если мне память не изменяет, то сегодня именины у Григория, Егора и Саввы. Что скажете?

- Савва в самый раз! – Семен считал, что именно это имя «незнакомцу» больше подходит. – Ты не против?

- Нет.

- Вот и славно! – дальше батюшка начал нараспев что-то «читать». Новоиспеченному Савве было все равно, а Семен не хотел быть свидетелем происходящего, он развернулся и пошел прочь. Он, слышал в детстве, что при крещении христианин приобретает имя на всю жизнь, а святой, чьим именем он назван, становится его небесным покровителем. Только неба здесь не было, да и покровителей, по всей видимости, тоже, а обряд этот ему показался фикцией. Вслух он не хотел всего этого высказывать. Пусть уж лучше Савва, чем «Пятый». Да и имя «незнакомцу», он Семен дал. «Крестник я ему теперь что ли получаюсь?», - спросил он у самого себя.



предыдущая страница               12               следующая страница