Эскалатор. День Четвертый. Влад.


Подростки лежали на животе, словно на пляже и рассказывали друг другу свои истории из жизни. Для обоих это был первый опыт столь продолжительно общения. Виолетта больше слушала, а Наиль наоборот болтал не унимаясь. Рядом с ними не было никого из взрослых, а если судить по времени, насколько это было возможным здесь, то оно было далеко не «детским». Смущало освещение, которое сбивало с толку разум о времени суток.

- … так вот моя бабушка была казашкой, а дед башкиром - рассказывал Наиль. – Они не знали, как сказать своим родителям о том, что хотят пожениться.

- Почему? – удивленно спросила Виолетта.

- Ну, видишь ли, башкиры стараются жениться на башкирках, а казашки должны выходить замуж за казахов, - это было для него, как само собой разумеющееся, и Наиль продолжал: – Так вот, моя бабушка, нашла выход. Она уговорила деда, ну своего жениха, пойти спросить совета у своей бабушки, которая потом и дала благословение молодым, открыв так сказать им дорогу.

- А что у вас… или у них… ну ты понял, к бабушкам прислушиваются? Я думала в те времена женщины в парандже ходили и были что-то вроде второго сорта.

- Ну, ты даешь! Никогда у казахов, или у башкиров, женщины в парандже не ходили! И вторым сортом женщин никогда не считали! Они… были хранительницами домашнего очага, – возмутился Наиль, а затем продолжал. – Ну, так вот слушай дальше. Одним словом, мой дед и моя бабка поженились. А потом родилась моя мама. А имя ей дала прабабка, ну та, которая благословила, помнишь?

- Ага. Помню.

- Вот и назвала она мою маму Ырысты.

- И что это значит? Ну как переводится имя? – Виолетте по всей видимости нравилась история Наиля. Она даже подумала, почему у нее такой нет.

- Ну, если дословно, то говорят, что «счастливая» или «удачливая». Но, я так не думаю, прабабка на своем веку перевидала столько, что кино снимать можно! Моя уже бабушка, как то обронила, что человек, носящий такое имя, в какой бы стране не находился, несет в своей душе любовь к своему народу.

- Красивая история! Как ты можешь все это помнить? – не понимала Виолетта.

- Не знаю, но это как народное придание, передаваемое из поколения в поколение. Я много знаю про своих предков, как со стороны отца, так и по материнской линии. Хотя в самом Ишимбае, никого из родни близкой нет. Все в других городах, - с грустью в глазах сказал Наиль.

- А я вот не знаю даже кто мой отец, - с печалью сказала Виолетта. – Мама никогда не рассказывала о нем, это своеобразное табу. Дед тоже молчит, как только поднимала этот вопрос, сразу тему менял.

- Может, когда станешь старше, тебе расскажут?

- Может. Но, я стараюсь об этом не думать. Не понимаю, почему это вспомнила сейчас?

- А маму как твою зовут? Я ведь рассказал, - продолжал разговор Наиль.

- Елизавета. Она у меня молодая. Незнакомые люди думают, ну там, когда мы вместе с ней в бутике каком-нибудь прохаживаемся, что мы сестра, - забыв о печали, уже улыбаясь, рассказывала Виолетта. - Ей всего-то тридцать четыре, но она выглядит намного моложе!

- А что означает твое имя? – спросил Наиль.

- Если дословно, то «фиалочка», - засмущалась почему-то Виолетта. – А по характеру, девочки с именем Виолетта непоседы и ищут на свою задницу приключения! – резюмировала она и засмеялась.

- А сокращенно твое имя, как будет?

- Виола. Переводится, как «фиалка». Но, характер от этого не меняется! А твое имя, что значит?

- «Достигающий успеха», - важно и с гордостью ответил Наиль, но тут же, чтобы сгладить обстановку добавил: - На задницу неприятностей не ищу, но они почему-то находят меня сами!

- Не путай «приключения» и «неприятности» - это два разных слова! – поправила Виола.

Они еще долго говорили, как очень близко и давно знакомые люди. Хотя по характеру оба были скорее замкнутыми детьми, и такое откровенное общение было не в их правилах. Но обстановка волшебным образом изменила их обоих. Они говорили безумолку, не повышая особо голоса, стараясь не привлекать внимания взрослых внизу. Они создали свой маленький мир, где им уже было не так одиноко.

На первом уровне, после импровизированного ужина и разговоров, мужчины постепенно уснули. Только Савва, облокотившись спиной о стену, не спал. Он пытался понять происходящее с ним и со всеми, кто здесь был.

То, куда попал Влад, он сразу не понял. Это было похоже на сон, еще бы он находился в каком-то освещенном коридоре, где не было обычных ламп и странным образом потолка. А впереди него хорошо виднелся подъем, правда, куда он ведет, Влад также не понимал.

- Присаживайся! – услышал он голос.

Он обернулся, чуть поодаль от него облокотившись об стенку, сидел мужчина лет сорока, в темных брюках и водолазке, но почему-то босиком. «Ограбили его что ли?» - пронеслась мысль.

- А вы кто? – Влад очень надеялся, что это сон, и сейчас он проснется.

- Присаживайтесь, в ногах правды нет. Составите мне компанию? – мужчина протянул руку с емкостью, в которой была коричневая жидкость.

Не понимая, почему он это делает, Влад присел. Только сейчас он почему-то начал осознавать, что он абсолютно трезв, хотя выпил не менее трех литров пива. И что, это, скорее всего не сон. Страшно не было, скорее, было любопытно, а мужчина вел себя вполне спокойно, лицо было располагающим к диалогу. Вокруг Влад никого не видел, так что единственный шанс понять, что здесь происходит, он мог, только поговорив с этим мужиком. Взяв в свои руки протянутую емкость, Влад принюхался. На запах было похоже, что это обычный коньяк, правда упаковка смутила, он такой точно никогда не видел, из вежливости спросил: - «За что выпьем?»

- Меня зовут Савва, так что за знакомство, - последовал простой ответ без рукопожатия.

- Меня Влад. Рад знакомству Савва. Ну, будем! – с этими словами Влад отхлебнул коньяка, и вернул емкость обратно.

Савва поддержал его, отпив спиртного, даже не поморщившись, словно это была вода. Но Влад был уверен, что коньяк достаточно крепкий, не суррогат точно, отдающий спиртом, а вполне приличный.

- Ты «Седьмой»! – говорил Савва странностями и причем вполголоса, снова протянув емкость Владу.

- А ты какой? – почему-то спросил Влад, да еще и шепотом.

- Я «Пятый». Ты выпей, полегчает! – со знанием дела ответил Савва.

- Судя по тому, что ты ведешь счет и говоришь тихо, тут, кто-то еще есть? - Влад сделал глоток и передал емкость.

- Да, но они все спят. Не хочу будить, как проснутся – познакомитесь!

- А кто спит-то? А Савва?

- Поп, еврей и русский. Тут недалеко. – Савва сделал пару глотков, потянулся за очередной емкостью, там были орешки. Протянул их Владу со словами: - Угощайся. Держи их у себя в руках, у меня тут еще есть, если что.

- Это ты анекдот рассказывать начинал? А Савва? Не томи!

- Нет – это не анекдот. Там действительно спят: поп, еврей и русский.

- А имена у них есть?

- Я же тебе сказал, проснутся – познакомишься.

- Мне бы умыться и ... Тут туалет есть? А Савва?

- Есть там вправо, но ты не разберешься сразу в нем, да и разбудить других сможешь. Ты лучше иди влево, и там сделай свои дела. Не переживай, здесь есть робот-пылесос, все следы твои зачистит, - загадочный тон Саввы производил двоякое впечатление.

Коньяк ударил в голову. На двоих с Саввой они «употребили» почти пол литра. Для Влада – это было слишком. Ноги были ватные, но мыслить он мог трезво. Он поступил так, как сказал Савва, удалившись на некоторое расстояние. Вернувшись, он почувствовал, что устал, и жутко захотелось спать, а еще ему почему-то не хотелось домой. Ведь там ждут проблемы, а здесь вроде спокойно, даже уютно. Может это и есть уход от проблем. Глаза слипались. - «Вот же торкнуло!» - на этой мысле Влад отключился.

Первым проснулся отец Афанасий. Совершив утренний туалет, он отправился к Савве, так сказать проведать его. Пройдя шагов двести, он увидел, что Савва сидел, облокотившись о стену, глаза его были закрыты. Но самое поразительное было другое, что он был не один. Рядом с ним на полу спал молодой человек. Как поступить батюшка не знал, подходить и нарушать сон незнакомца он не хотел, а просто уйти не позволяло любопытство. Ведь появление нового человека здесь – это событие!

- Проснитесь! – батюшка теребил Геннадия Львовича, говоря при этом как можно тише.

- Что случилось? – спросонья спросил тот, но батюшка, уже не обращая на него внимания, стал будить Семена, который располагался поблизости.

Семен открыл глаза, и спросил: - Надеюсь, не конец света наступил или в «помещение» появилась стиральная машинка?

- Гораздо интересней! Появился «новенький»! – многозначительно сказал батюшка.

Сон у обоих, как рукой сняло. Встав на ноги и поправляясь, они в один голос спросили: - Где?

Отец Афанасий рассказал про свой утренний визит к Савве. И о том, что он принял решение, сначала поднять их.

- Я думаю у нас достаточно время, чтобы мы с Семеном смогли привезти себя в порядок, - начал Геннадий Львович и продолжил, обращаясь к Семену: – Вы не против, если я пойду первым так сказать?

- Нет, конечно! – ответил Семен, и уже обращаясь к батюшке, спросил: - Может детвору разбудить? Если они наверху, то я попытаюсь подняться по эскалатору.

- Не стоит себя мучить утренними пробежками. Давайте сначала поговорим со вновь прибывшим человеком сами, а потом позовем деток.

Примерно через полчаса наша троица подходила к Савве. Тот открыл глаза и сделал поклон, как бы приветствуя их. Затем он повернул голову влево, оценивая взглядом рядом лежавшего человека. По-свойски похлопал ему по плечу и произнес: - «Влад вставай, с тобой хотят познакомиться», - тот, кого назвали Владом, проснулся, подтянувшись и протерев глаза, он поднялся, на ходу произнеся короткое приветствие: «Здрасьте!»

Знакомство прошло без эксцессов. Больше всего был рад Семен, ведь Влад оказался его ровесником. Именно он повел Влада показывать единственную достопримечательность на первом уровне, по пути стараясь найти общую тему для разговоров. То, что они есть, Семен не сомневался ни на секунду. Как бы странно не показалось, но Савва шел рядом с ними, правда, он молчал.

Батюшка с Геннадием Львовичем, напротив, пошли в обратном направлении, словно прогуливаясь по бульвару.

- Азартный молодой человек. Но, открытый, я вам скажу! – начал беседу Геннадий Львович.

- Он мне тоже понравился, хотя его поступки я не оправдываю, грешно «играть» в азартные игры.

- Хочу заметить, то чем занимается Влад - это не игра, а скорее пари. Правда у него уже зависимость, которая привела его к таким последствиям. Долги – это плохо, а вот грешить он мог, начать уже завтра и чем бы это закончилось неизвестно, не попади он сюда.

- Вы правы! Пути господни неисповедимы!

- Я думаю, что одним Владом сегодняшний день не закончится. По-моему, стоит ждать еще гостей, как минимум еще троих.

- Я тоже так думаю. И ход ваших мыслей улавливаю. В первый день появился один человек, на второй – двое, на третий – трое. Сегодня четвертый день. Значит Влад первый из четырех. Вас не пугает мысль, сколько будет здесь людей через месяц или скажем год.

- Через месяц их будет… четыреста шестьдесят пять, а через год.. ну что-то около семидесяти тысяч, - ответил Геннадий Львович.

- Как это вы так быстро считаете? – удивился батюшка.

- Среднее значение количества дней умножил на количество дней. Ладно – это не столь важно. Важно другое, чтобы поток людей не изменил последовательность, к примеру, на «числа Фибоначчи». Сегодня мы узнаем это. Если появится пять человек, а завтра восемь, послезавтра тринадцать, то уже через неделю нас здесь будет больше двухсот душ. Спустя месяц более трех с половиной миллионов. Если это произойдет, то могу со всей уверенностью сказать, что ваше предположение о «чистилище» будет выглядеть правдоподобным. Хотя и первый вариант последовательности не столь радужен.

- Нам остается молиться! Но вот о чем? Что изволите просить в такой ситуации?

- В наших историях нет закономерности. Мы все попали сюда по разным причинам. Это даже чудом назвать нельзя. Скорее фантастика. Нет закономерности и в наших возрастах. За исключением, боюсь вас пугать любезнейший Афанасий, цифры шесть в нашем возрасте. Семену и Владу по 26 лет, Виолетте и Наилю - 16, Нам с Вами – 46, Савве скорее всего – 36, но это лишь предположение и моя логика. Возможно, это закономерность будет исправлена не сегодня, так завтра. Далее, нет никакой закономерности по роду деятельности, статусу, национальности, вероисповеданию, в конце концов!

- Если говорить о цифрах, то это не только шестерка. К примеру, разница в наших возрастах равна десяти. Но самое, пожалуй, главное это то, что мы все прибыли из России! – высказал свое мнение отец Афанасий.

- Это спорно. Семен, к примеру, до сих пор убежден, что он с Украины. Да и нет никакой связи от места проживания. Была бы карта, можно было прикинуть расстояния от городов, где мы жили. Но думаю, что это тоже бы мало, что дало.

- На все воля божья! А значит, это может быть только одно. Мы ищем закономерности там, где их нет! – сказал батюшка.

- Возможно, вы правы. Ведь все гениальное просто и мы, возможно, здесь тоже оказались случайным образом. Как будто кто-то крутанул колесо рулетки. Хотя боюсь вас снова огорчить, если это так, то сумма цифр в рулетке снова дает число с шестеркой. Причем это число уже не так безобидно, как в наших возрастах. Сумма цифр присутствующих в рулетке от 1 до 36 равна 666, - Геннадий Львович улыбнулся и посмотрел в глаза батюшке.

- Если вы пытаетесь меня напугать, то зря стараетесь! Я вполне образованный и даже можно сказать «продвинутый» священнослужитель! – батюшка улыбнулся в ответ и продолжал: - Меня не впечатляют ваши выводы, даже скорее игра цифр, уж простите. Я так понимаю математические досуги – это ваше любимое времяпровождение?

- Еще книги, причем книги качественные! В особенности детективы! – улыбнулся Геннадий Львович и остановился. - Может нам вернуться обратно? Судя по тому, что мы беседуем уже около получаса, то наверно нас потеряли, ведь мы прошли должно быть без малого километр.

- Полностью с вами согласен Геннадий Львович! Тем более, что пора уже завтракать.

В это время, Семен, в ожидании своего нового друга из душа, беседовал с Саввой:

- Похмелье не мучает?

- Нет, - односложно ответил тот.

- Странно, мне показалось, что ты пил весь день! Даже не знаю, спал ли ты вообще? А выглядишь бодренько!

- Вот приму душ, тогда будет еще лучше, - заинтриговано ответил Савва.

- Виолетту с Наилем надо разбудить! – это были мысли вслух Семена.

- Вот Влад выйдет с душа, подниметесь с ним наверх, – заключил Савва.

- По эскалатору бегать, особого желания нет, если честно! – глядя на него, ответил Семен.

- В таком случае кричи, возможно, ты их разбудишь, - разговорился не на шутку Савва.

- Хочется, чтобы это было сюрпризом, - как-то заговорщически ответил Семен, наверняка вспоминая, как он напугал «малолеток», когда они играли в «боулинг» наверху.

- Семен, нельзя пугать людей спросонья, тем более детей! Их психика уязвима, - поняв, к чему клонит Семен, Савва пытался его угомонить.

- Ладно, сделаю все в лучшем виде! – улыбнулся Семен.

Прошло еще некоторое время, пока не показался Влад, вышедший из «помещения». Он был чуть ниже Семена ростом и при этом стройнее. На нем были красного цвета шорты, почти до колен, и желтая с красными вертикальными полосами фирменная футболка, с логотипом его любимой команды, а сзади красовалась цифра десять и имя известного игрока аргентинской сборной. На ногах были обычные домашние тапочки, которые никак не сочетались с его футбольным видом.

- Интересный здесь коньяк! Пьется легко, голова соображает, похмелья нет, перегара не ощущается, - начал беседу Влад.

- Ты скоро перестанешь здесь удивляться, - сказал Савва и зашел в душ.

Глядя ему вслед, Влад добавил: - «Интересный санузел, за такую идею можно срубить кучу бабла в нашем мире».

- Поверь, после второго или третьего туда захода, ты перестанешь удивляться. Ты же быстро, к примеру, привык к лампе накаливания в своей жизни? Нажал кнопку - свет есть, снова нажал - свет пропал, долго удивлялся, почему так происходит? – ответил ему Семен.

- Возможно, ты прав. Человек быстро привыкает ко всему хорошему, и все блага воспринимает как само собой разумеющееся, - резюмировал Влад, сменив тему, продолжил: «А что наверх действительно так тяжко забраться?»

- А ты попробуй! Считай, что это утренняя пробежка.

- Почему бы и нет, но насколько я понимаю, там есть два подростка? Они же меня не видели, а что если я их напугаю своим появлением?

- Ты прав. Ладно, пойдем, отойдем чуточку подальше. Сначала я поднимусь, потом ты за мной.

Парни двинулись по коридору вправо. Пройдя некоторое расстояние, откуда уже не было бы видно, выходящего Савву они остановились.

- Ну, что приступим? – раздеваясь, спросил Семен.

- А зачем ты с себя одежду снимаешь?

- У меня в трусах лучше, получается! – загадочно ответил Семен, а про себя подумал: «Главное, чтоб с первого раза вышло!»

В этот раз он был настроен решительно, и почему-то был убежден, что у него обязательно получится «победить эскалатор» с первой попытки. Зажав в руке все так же джинсы, он побежал, стараясь делать это равномерно. Оставалось пройти еще метров пять, но у него сбилось дыхание. Перед тем, как съехать назад, он бросил свои джинсы на второй уровень.

- Вот, джинсы уже там, сейчас передохну, и можно будет забираться снова налегке, - Семен старался выглядеть невозмутимым, словно так было им задумано заранее.

- Интересная стратегия. Мне надеюсь не надо тоже туда в трусах бежать? – неуверенно спросил Влад.

- Да как хочешь! Но тапочки думаю, снять придется!

Вторая попытка вымотала Семена до предела, но результат того стоил. Он распластался наверху, переводя дыхание. Вставать не было никаких сил, и он стал двигаться на четвереньках к своим джинсам, которые лежали в пару метрах от него. Не вставая, все еще тяжело дыша, он стал одевать их. Теперь он готов был встать на ноги и подойти к краю эскалатора. В тот же момент он увидел Влада, который усердно перебирал ногами и тянул руку, словно прося помощи, при этом он не говорил, а до твердой поверхности оставалось чуть менее двух метров. Видно было, что силы его иссякают, но в тот, же момент Семен протянув руку, буквально втащил его наверх. Влад лег звездой и не шевелился, тяжело дыша.

- Водички хочешь? – заботливо спросил Семен, идя по направлению к «торговым рядам». Но ответа не последовало. Пройдя метров тридцать вдоль рядов с емкостями, он, наконец, нашел то, что искал. Жадно глотнув воды, посмотрел в сторону, где все еще продолжал лежать Влад.

- Может тебе пива? – ехидно спросил Семен, идя к нему с водой.

- Господи, и как ты на день сюда по несколько раз забираешься? – с удивлением спросил Влад. – С виду подъем кажется не более тридцати метров, а когда бежишь, то испытываешь странное ощущение, что подъем не заканчивается.

- А зачем сюда забираться по несколько раз на день? Это территория «малолеток», им туда-сюда сбегать, как «два пальца об асфальт»! – с улыбкой ответил Семен, передав емкость с водой Владу.

- Я вряд ли осилю еще раз такой подъем, ноги гудят и трясутся! Если честно, то думал забраться сюда не проблема. В действительности же чертовщина происходит какая-то. Будто кто-то невидимый скорость прибавляет эскалатора.

- Ну, зато ты увидел второй этаж! Сам понимаешь, «старперам» сюда никогда не забраться! – он почему-то подчеркнул слово, услышанное накануне от Наиля, теперь оно звучало по другому, ведь с Владом он был ровесник, а те, кто оставался внизу показались ему действительно «старперами».

- И то верно! – Влад наконец-таки поднялся и подошел ближе к «витрине с продуктами». – Ё-моё, мечта идиота! Мы, что в сказку попали? Или за это придется расплачиваться чем-то?

- Я тоже так подумал в свое время! – близость мыслей радовало Семена.

Они прошли приличное расстояние, а увидев на полу спящих подростков, наконец-то вспомнили, зачем они сюда поднимались. Влад посмотрел на Семена, как бы спрашивая, что теперь делать. Будить ему детей не хотелось. Издалека они были похожи на два комочка. Они лежали, свернувшись, на расстоянии примерно двух метров друг от друга. - «Наверняка им снится мама», - почему-то подумалось Владу. – «И как же могли «накосячить» эти дети, чтоб здесь оказаться? Ведь им даже рано отвечать еще за свои поступки?»

Семен стараясь, как можно тише подошел к ним и стал нежно трясти за плечо Виолетту. Та открыла глаза, назвала его по имени, потом посмотрев на Наиля, который еще спал, почему-то сказала: - «Не вздумай пугать его Семен!»

- По-твоему, я вообще идиот? – обиделся Семен, но в этот момент Наиль открыл глаза и спросил: - «А кто это с тобой Семен?». Только тут Виолетта повернув голову, увидела в десяти метрах парня, с виду возраста Семена, который стоял у стены с емкостями.

- Это Влад. Прошу так сказать любить и жаловать! – начал Семен, а сам махнул ему рукой, мол, иди сюда. Тот не заставил себя долго ждать и двинулся им навстречу.



предыдущая страница               16               следующая страница