Эскалатор. День Четвертый. Стас.


- Привет Влад! Рада знакомству! Меня зовут Виолетта, – сказала она, протянув свою ручонку.

- Я Наиль! – также протянув руку, ответил подросток.

- Я тоже рад знакомству, - вежливо ответил Влад, протягивая поочередно им свою руку.

- Ну, вы тут пока поболтайте, а я вниз, - сказала Виолетта, и пошла в сторону вершины эскалатора.

- Дядя Савва здрасьте! – крикнула она сверху мужчине, который вышел из «помещения».

- Здравствуй Виолетта! – откликнулся он. – Я так понимаю, ты собралась в душ?

- Да! Там свободно надеюсь?

- Конечно! Но перед тем, как сюда спуститься, скажи мне, а есть ли там наверху мед? – почему-то спросил Савва.

- Да есть! Вам его принести?

- Нет, дорогая. Я просто подумал, что если ты собралась принимать душ, то можешь использовать мед и молоко в качестве, так сказать шампуня или геля.

- Вот я не пойму Савва, имени ты своего не помнишь! Как сюда попал, тоже не помнишь! А что душ принимать можно с медом или молоком знаешь! – это вмешался в разговор Семен.

- Я лишь знаю, что человек использует разные гигиенические средства, принимая душ, - спокойно ответил Савва.

- Интересно получается! Откуда ты это можешь знать?

- Послушай Семен, ну что ты докопался? Идея классная, вопрос, почему мы раньше сами об этом не догадались!? – сказав это, Виолетта пошла к витринам, отбирая емкости с медом и молоком.

- Савва ты случайно не инопланетянин? – спросил с улыбкой на лице Семен.

- Возможно Семен! Я ведь этого наверняка не знаю! – Савва продолжал отвечать вполне спокойно.

- Тогда ты пьющий инопланетянин! – не останавливался Семен.

- К вашему сведению Семен, алкоголь здесь странный. Разум остается чистым, но вот тело становится непослушным. Он не вызывает признаков агрессии или наоборот депрессии. Более того, на утро нет похмелья и даже перегара! Можешь попробовать кстати, - Савва говорил это со знанием дела.

- Он прав, - поддержал его Влад. – Я, перед тем как сюда попал, вылакал пива литра три, вдогонку еще с Саввой коньяка уже здесь. Проснулся трезвый, как огурчик! Не знаю, что это - спиртное такое или место, так влияет на организм.

- Скорее всего, место, - резюмировал Семен. – Здесь даже бриться не надо, прикидываешь? Словно организм приостановил процесс роста волос, скорее всего и ногтей тоже. И вообще ощущение такое, что организм не стареет, но об этом мы узнаем лет через десять.

- Семен, я не хочу быть вечно шестнадцатилетней девочкой! – сказав эту фразу, Виолетта уселась на край эскалатора в обнимку с кучей емкостей и покатилась вниз.

- Я кстати тоже! – почему-то ответил Наиль.

- Вот ну что за жизнь! Дети хотят быть взрослыми, старики хотят быть молодыми! Почему мы вечно всем недовольны! – Семен высказался, словно отвечал подросткам.

- Слушай, а может нам выпить действительно? – предложил Семен Владу.

- Не, я пас! Я вообще не любитель спиртного, так пивом балуюсь редко.

- Значит с Саввой, ты можешь пить, а со мной значит - нет?

- То другое было Семен, я вообще здесь пить не буду больше. Честно!

- Я кстати здесь тоже ни разу не пил, хотя хотелось жутко! В первый день компании не было, на второй Виолетта появилась, но с ней же пить не будешь! Потом батюшка появился, а с ним тем более. На третий день Наиль нарисовался, он без алкоголя и так мне мозг вынес, страшно представить, что бы он нес, если бы напился, - Семен улыбнулся, глядя на Наиля.

- Что я нес? Моя версия этого места выглядит тоже правдоподобно! Просто ты Семен старпер, мыслишь по-другому! – обиделся Наиль.

- Да ладно, не обижайся! – Семен обнял подростка, потом протянув руку, сказал: - Дружба?

- Дружба! – Наиль заулыбался, ему было приятно, что к нему относятся с уважением и как к равному собеседнику.

- Молодежь, есть идея! Давайте спускайтесь, позавтракаем вместе! – это был голос Геннадия Львовича, который доносился снизу.

- Не, лучше вы к нам! – пошутил Семен, отвечая Геннадию Львовичу.

- Семен, а не могли бы вы спустить вниз, что-нибудь из молочного? – не обращая внимания на шутку, ответил тот.

- Пойдемте, соберем завтрак, - обратился Семен к Владу с Наилем и двинулся нехотя к прилавкам.

Отправив вниз продукты, они сидели на краю эскалатора и завтракали сами. Спускаться вниз они не хотели. Вскоре из душа вышла Виолетта. Наиль отложив емкости, скатился вниз и направился к санузлу, на который пока никто не претендовал.

- Дядя Савва, а вы были правы, использовать мед и молоко можно! – Виолетта подошла к взрослым.

- Доброе утро юное создание! – поздоровался батюшка.

- Здравствуй Виолетта! – присоединился к нему Геннадий Львович.

- Ой, извините. Доброе утро, хотя мы даже не знаем утро ли сейчас, - Виолетта засмущалась.

- Как Вам спалось? – спросил батюшка и продолжал: - «Вот мне, кстати, снилась моя матушка, вроде уже и возраст у меня приличный…», - но его тут, же перебила Виолетта: - «Мне тоже мама снилась!»

- Ну, то, что она вам снилась, здесь не чему особо удивляться…, - продолжил батюшка, но его снова перебили, на этот раз Геннадий Львович: - «Возможно, вы будете удивлены, но мне тоже снилась моя мама!»

- И мне виделся образ женщины, но я не знаю, она моя мама или нет, - грустно ответил Савва. Все взгляды были обращены на него, сначала они посмотрели с удивлением, а потом с жалостью.

- Мы можем поступить проще, - начал отец Афанасий. – Возможно, образу снившейся вам женщины дать имя? Как и вам? Вы не против, если мы назовем ее именем прародительницы всего человечества? Как вы относитесь к имени Ева? Попытайтесь обратиться к ней по имени во сне!

- Я согласен. Ева думаю самое то, - с грустью сказал Савва.

- Эй, Семен! Тебе мама не снилась этой ночью во сне? – Виолетта кричала, повернув голову наверх.

- Она мне каждый день снится! С первого дня!

- А тебе Влад? – снова крикнула Виолетта.

- Да снилась, - донеслось сверху.

- А как звать твою маму? – Виолетта не унималась, как звать мать Семена она знала. То, что мама наверняка снилась Наилю, она уже не сомневалась, ее имя она тоже знала.

- Люба. Любовь, - ответил Влад.

- И что это все значит батюшка? Почему нам всем снится мама? – обратилась Виолетта к отцу Афанасию, словно это было нечто важным, причем для всех.

- Мама – это святое. Возможно в данном месте – она наш ангел хранитель. Кто знает, - задумчиво ответил он.

- А как звать вашу маму? – продолжала допытываться Виолетта.

- Милада, что означает добрая! Каковой моя матушка и является, - ответил батюшка.

- Ирит, что в переводе значит цветок, - с грустью ответил Геннадий Львович.

- Интересные имена, я такие не слышала никогда, они древние? – спросила Виолетта.

- Древние Виолетта, как и мы с отцом Афанасием, - улыбаясь, ответил Геннадий Львович.

- Извините, я не хотела вас обидеть, просто неправильно высказалась!

- Дитя мое, мы не держим обиды! Имена действительно «древние», сейчас так не называют. Раньше к имени относились, как к чему-то таинственному. Ведь издревле известно, что имя, определяет твой жизненный путь, - высказался отец Афанасий, и он бы продолжил, но тут, же остановился, сказав: - А вот и гости! - все повернулись в ту сторону, куда смотрел батюшка. Переминаясь с ноги на ногу, вдали стоял человек.

- Было бы правильным, если бы вы к нему подошли батюшка, - разрядил обстановку Савва. – Идти туда всем вместе было бы неправильным, он может испугаться.

Батюшка приподнялся и пошел навстречу к человеку. Уже приближаясь, он стал различать детали его одежды. Парень был одним возрастом с Семеном и Владом, отец Афанасий в этом уже не сомневался.

- Здравствуйте молодой человек!

- Здравствуйте! – ответил парень, все еще переминаясь и поглядывая за спину батюшки, где находилось еще три человека, причем среди них была девочка, почему-то именно это удивляло его.

- Меня зовут отец Афанасий! Могу ли я услышать ваше имя?

- Стас… Станислав… - он жутко нервничал, не зная как себя вести, только сейчас поняв, что перед ним реально священнослужитель, хотя до начала разговора он сомневался, возможно, из-за того что не видел креста и головного уборка.

- Присоединяйтесь к нам Станислав. Вы как раз вовремя, мы завтракаем, - после этих слов батюшка, как ни в чем не бывало, развернулся и пошел к той троице с кем он был до этого. Всем видом показывая, не только направление куда идти, но и убирая сомнения у гостя.

«Куда же меня закинуло?» - подумал Стас, но уговаривать его не пришлось, он шел следом за батюшкой. – «А эти двое еще, откуда взялись?» - шагов через десять он разглядел наверху двух парней, которые, скорее всего тоже были удивлены его появлением, так как они резко встали на ноги, но спускаться не собирались.

- Геннадий Львович! – представился первым мужчина. – Виолетта! – улыбнулась девочка. – Я Савва, – мужчина даже не встал, как остальные и был невозмутимым.

- Стас! – ответил на приветствие парень.

- Там наверху Семен и Влад, они твои ровесники! – сказала звонким голосом Виолетта и продолжала: - А еще есть Наиль, он мой ровесник, сейчас он в душе, но скоро ты его увидишь.

- Вот и мило! Выпить не хотите за знакомство? – это был Савва, но остальные почему-то на него посмотрели осуждающе.

- Если честно я бы не отказался! Но судя по выражению остальных – это здесь осуждаемо? – Стас это говорил, обратившись к Савве.

- Нет, просто Савва почему-то всем предлагает выпить. Мы не против, вы взрослый человек и отвечаете за свои поступки сами. Поэтому пить или не пить – ваше право! – ответил как бы за всех Геннадий Львович.

- Если вам от этого действительно станет легче морально, и благодаря этому вы сможете нам поведать свою историю появления, то, пожалуйста! – поддержал его отец Афанасий.

Без лишних церемоний Савва протянул емкость с коньяком, причем открытую и початую. Подойдя ближе и наклоняясь, Стас тоже без особых стеснений взял предложенную банку, попутно разглядывая ее. Сделав добрый глоток, он выдохнул и сделал еще, затем вернул емкость хозяину. На душе ему стало легче. Опустив глаза куда-то в пол, он стал рассказывать свою историю, почему-то поглядывая то на священника, то на Виолетту, словно именно они были его главными судьями. Подробностей не было, но всем было понятно, что перед ними герой-любовник, чье желание получить чудо, воплотилось в реальность. И эта реальность оказалась «эскалатором».

- Я бы сказал, что вы совершили грех, называемый прелюбодеяние, но не буду этого делать, ибо сказано: «Не суди и не судим, будешь!» - философски закончил батюшка.

- Что мы имеем? – начал рассуждать Геннадий Львович. – Семен на момент появления находился в гараже и у него были проблемы с бизнесом. Виолетта просто сидела и мечтала на скамейке во дворе и слушала музыку (истинную историю появления здесь Виолетты, знали только Семен и батюшка, которые не раскрывали ее тайны, свою же историю она изменила для всех остальных), отец Афанасий молился о чуде. Наиль заигрался в компьютерные игры и скорее всего, потерял сознание, Савва не помнит ничего из того как здесь очутился, но судя по внешнему виду прибытия, скорее всего напился и уснул на улице, - глянув на него толи осуждающе, толи оценивающе, он снова продолжил: - Я же, сидел на бульварной лавочке, и скорее всего у меня зашалило сердце, Влад просил о чуде, после проигрыша его футбольной команды, Стас тоже просил о чуде, но это не связано с деньгами, как у Влада, - обведя всех взглядом, он добавил: - Надеюсь все так, как я сказал?

- Никакой логики, вот что мы имеем! – подытожил батюшка.

- Не скажите! – вмешался Савва. – Все, что произошло с нами – это чудо. Вопрос в том, что оно дало нам?

- Успокоение, прежде всего! – начал батюшка.

- Возможность переосмыслить то, что нас беспокоило! – заключил Геннадий Львович.

- Первое мне не нравится, попахивает смертью. А вот если второе, то значит, отсюда есть выход? – вмешался в разговор старших Стас.

- А нужен ли выход? – спросил загадочно Савва.

- Не ну если опять на балкон, то скорее нет! А вот отправиться прямиком домой, ну подальше от того места, где я был, то согласен! – ответил Стас.

- То есть каждому нужно не просто переосмыслить, но еще, как минимум одно чудо? – спросил Савва.

Все переглянулись. И вдруг осознали, что действительно каждому надо еще как минимум одно чудо, но вслух об этом никто не заговорил. Тут подошел Наиль и, глядя на парня, кивнул головой, потом посмотрел почему-то на Виолетту, как бы спрашивая у нее: «Что я пропустил?».

- А вот и Наиль! Знакомься, это Стас! – разрядила обстановку Виолетта, а потом крикнула, глядя наверх: - Эй вы, спускайтесь вниз, столько всего интересного пропускаете!

Но парням не очень хотелось спускаться вниз, любопытство, конечно же было, но разум говорил другое, что если при каждом появлении людей спускаться и снова подниматься по эскалатору, то можно стать спортсменами в лучшем случае, а в худшем стать загнанными лошадями. То, что люди, будут сюда пребывать, они уже поняли. Вопрос лишь в том, сколько человек будет в день, и как долго будет идти этот поток. От одной мысли, что людей желающих чуда, очень много, становилось не по себе.



предыдущая страница               18               следующая страница