История и мысли Геннадия Львовича.


Что чувствует рыбак, который нашел место, ранее никому не известное? Изо дня в день он прикармливает там рыбу. Затем старается обезопасить его от посторонних глаз. Потом начинает изучать его. Через некоторое время у него появляется своя статистика, о времени ловли той или иной породы рыб. Затем у него вырабатывается схема, каким, снаряжением пользоваться и в какое время года и даже времени суток. Постепенно его улов растет. Но в один прекрасный день улыбается удача и на крючок попадается экземпляр, от которого захватывает дух. Борьба может продолжаться не один час, и вот когда уже победа близка, и он видит свой трофей, практически на берегу, то радости нет предела. Вот – это и есть результат его долгого труда! Но рыбаки бывают нескольких типов. Одни радуется своей удачи и больше не рассчитывают на такой редкий улов, продолжая довольствоваться тем, что имеют. Другие же считают, что такой улов будет постоянным и единственная мысль, которая их сводит с ума - это снова ощутить подобную удачу. Но фортуна, как правило, девушка капризная…

Геннадий Львович, выйдя из помещения, удалился на некоторое расстояние, чтобы собраться с мыслями. История о рыбаке прокручивалась в его голове. Он чувствовал, что это история про него. Будучи молодым, он нашел нишу. Это было страхование. Начинал он обычным страховым агентом, где помимо зарплаты выплачивались премиальные за клиента. Также ему импонировало то, что он мог параллельно учиться в институте. Тогда он был молод, и словно рыбак он прикармливал место. Постепенно он стал лучшим агентом и в один прекрасный день, набравшись мужества, зарегистрировал собственную частную компанию. Временами было тяжело, денег едва хватало на элементарные вещи. Но он верил, что рано или поздно его фирма станет самой крупной местной страховой компанией. Так оно и произошло. Потом появились «столичные», которые предложили купить его компанию. Это и была та самая большая рыба, как в истории рыбака. Еще чуть-чуть и он бы пожинал плоды своей долгой, почти тридцатилетней работы. Но встреча с Михаилом Ивановичем спутала все карты. Этот хитрый лис сбил его с толку. Все дело было не совсем в его умпешной фирме и не в дальнейшем ее развитии. Просто под его компанию, были проекты, причем готовые, остались лишь формальности, чтобы их начать воплощать. «Столичные» были дальновидными парнями, они не только проводили аудит, но и изучали его самого. В их планах было получение земель, как в черте города, так и в области. Проекты имели коммерческий интерес, ведь речь шла о строительстве крупного санатория и стационара. Такое бы не позволили бы здесь пришлым людям, а вот для местной компании даже выделяли льготное кредитование. Сметы были завышены, то, что там будет крупный распил, Геннадий Львович не сомневался ни на минуту. Конечно, он мог получить свои деньги и уехать, пусть «столичные» ставят другого директора и используют его в «темную» в своих делах. Но мог и остаться, если бы это было бы окончательным условием получения денег, но тогда, скорее всего он стал бы «стрелочником», на которого в случае чего повесят все махинации. Проекты были регионального значения, а сама идея о строительстве была благой, так что был шанс, что ничего подобного не случится. Но земель выделялось уж слишком много. И как заверил его Михаил Иванович, строительство, скорее всего, будет, но через какое-то время так сказать излишки земель будут проданы и на них вырастут элитные дома, не имеющие уже отношения к его бизнесу. Тогда он слишком все близко принял к сердцу, которое предательски защемило и он, закрыв глаза, молил господа о прощении, вымаливая еще с десяток дополнительных лет. Но потом когда боль стала стихать, он почему-то попросил дать совет или знак, как поступить ему в сложившейся ситуации. Знамение было в виде пустоты и света в отдалении. 

Вспоминая все это, Геннадий Львович вдруг вспомнил слова Наиля о деньгах. Он говорил о них как о чем-то несущественном или как бы само собой разумеющимся. Ведь когда-то, Геннадий Львович был таким же подростком, мечтал быть полезным обществу, получить образование, найти свое призвание в жизни, жениться, в конце концов, и растить детей. Как получилось так, что он все это отодвинул на второй план? Возможно, когда впервые его жена назвала неудачником, возможно, когда мама вместо благословения, сказала что его невеста не пара ему. Но как бы, то не было, «эскалатор», как назвал это место первопроходец Семен, знает ответы, в этом Геннадий Львович не сомневался.



предыдущая страница               21               следующая страница