Эскалатор. День Пятый. Мысли.


- Ну, что двигаемся дальше? – спросил Тур, его компаньоны кивнули.

Пройдя метров сто молча, Виолетта спросила: - Расскажи что-нибудь о себе. А то идем, словно призраки в тишине.

- Что именно ты хочешь услышать? – ответил Тур.

- А все! Начинай по порядку. Если нам идти в бесконечность, то времени я думаю, будет достаточно, - сказала Виолетта.

- Ну, первая особенность, в школу я не хожу, - начал Тур. – Точнее учусь в частной школе, а вот посещаю ее очень редко. С одиннадцати лет увлекся фотографией и фотошопом. Начал делать 3D и переливающиеся открытки с календари. Сложного там ничего нет, комп, принтер, ламинатор, программа специальная, которая режет изображение, пленка специальная. С заказами особых проблем тоже нет. Сначала делал все бесплатно, начал с одноклассников, знакомых, потом подвязался с фотосалоном возле дома. Ручного труда много, делать такие вещи. Но главное, что мне нравилось этим заниматься. Карманные деньги появились. Тратил их в основном на модели самолетов, танков, кораблей…

Тур временами вдавался в подробности процесса, иногда отвечал на ответы своих сверстников. Так они шли примерно час, который пролетел незаметно.

- Восьмая банка, - сказал Наиль. Именно он теперь шел вдоль витрины, Тур по центру, а Виолетта справа от него. Все остановились.

- Восемь умножить на шестьсот… Итого мы прошли 4,8 километра. Почти пять, - подсчитала Виола. – Передохнем чуток?

- Минут пять можно посидеть или полежать, кому как удобно, - сказал Тур и лег прямо на пол. Положил руки под голову и уставился в бездонный потолок. Наиль присел, облокотившись о стену с продуктами. Виола же легла подобно Туру.

В это же время, оставшиеся взрослые, философствовали о жизни. Тем самым словно забыв, что подростков с ними уже нет больше часа, либо хотели отвлечься от этого, так как каждый чувствовал, что именно он мог пойти в их сопровождении.

- Интересно вы описываете людей Тарас! Вот я, к примеру, не совсем с вами согласен, - возмущался Геннадий Львович, обращаясь к Эзотерику

Дело в том, что Тарас уже долгое время рассказывал о характере присутствующих. Начал он с батюшки, который то, соглашался, то резко начинал спорить. Потом переключился на Стаса, дав ему определение ловеласа, у которого может быть много случайных друзей, что он не прочь выпить за чужой счет, а глядя на его руку, даже определил ему два брака. Потом переключился на Влада, назвав его педантичным, с умом аналитика, способным замечать мелочи, а также его страсть к решению интеллектуальных задач, которая, скорее всего и привела его в букмекерскую контору, а не в казино. Переключившись на Геннадия Львовича, он сказал, что тот с детства умеет приспосабливаться к обстоятельствам, что он хороший психолог и знает как и на кого можно воздействовать, что было правдой. Но когда речь зашла о том, что он ненадежный, не любит критику, и красиво лжет, Геннадий Львович решил остановить его.

- Не принимайте вы все так близко к сердцу. Лучше вас самого, никто вас не знает, относитесь к этому, как к забаве, - успокаивал его батюшка, который полчаса назад сам не знал, как остановить Тараса говорить о нем, но когда тот переключился на Стаса, успокоился.

- Вы отец Афанасий правы. И я бы не принимал все так близко к сердцу, как вы выразились, если бы речь шла не обо мне, - ответил Геннадий Львович.

- Да ладно вам. Про меня расскажи. Мне как-то по фиг, даже руку можешь посмотреть, - разрядил обстановку Семен.

- Ты Семен сама доброта, у тебя это от матери, - начал Эзотерик и увидел, как погрустнел Семен. – Ты надежный друг, на тебя можно положиться. И еще ты хозяйственник. Ты прямолинеен и поэтому не терпелив, ты словно большой ребенок, который каждый свой день, превращает то в игру, то в борьбу. Тебе нужно знать, как все устроено. Но как любой ребенок ты непостоянен, ты редко доводишь начатое дело до конца. Ты авантюрист Семен. Ты идешь вперед, при этом забываешь о своем тыле. И счастье, если он у тебя прикрыт, пусть это будет мама, пусть это будет друг. Но горе тебе, если этого нет.

- Все хватит! В тылу у меня остался только единственный друг. Мама умерла больше года назад, с ней у меня внутри поломался какой-то невидимый стержень. Теперь я здесь, а мой друг решает уже пять дней наши общие проблемы один. А чтобы их решить, нужны деньги, причем немалые, - выпалил Семен.

- Господь упокой душу, рабы твоей…, - начал батюшка, а потом спросил Семена: - Как звать вашу матушку?

- Наташа… Наталья… - сказал Семен, а на его глаза подступили слезы. Батюшка, что-то бормотал про себя, возможно молитву, ему было не разобрать, как и остальным, которые тяжело вздохнув, потупили свои взгляды.

- Вы знаете Семен, когда дети взрослеют? – задал вопрос Геннадий Львович и, не дожидаясь ответа, продолжил: - Многие из них считают, что когда узнают, что Деда Мороза не существует. Но это иллюзия! Ребенок, становится взрослым, только тогда, когда он теряет свою маму. Ведь пока она жива, не важно, сколько ему лет, он для нее остается всегда ребенком, уж поверьте мне. Так, что у кого матери живы, заботьтесь о них, слушайте их наставления, советы, даже если это и кажется вам бредом. Никогда не стесняйтесь того, что она относится к вам, как к малому дитя, хотя для нее, вы и есть дитя.

- Иногда вы как скажите, аж мозг закипает, - задумчиво ответил Влад, вспоминая свое отношение к матери, которое нельзя было отнести к любящему сыну. - «Мама, прости меня за все…» - мысленно произнес Влад и ушел в себя, больше не желая слушать кого-то.

- У меня ощущение, что сегодня никто больше не появится, - пытаясь отвлечь всех, высказался Стас.

- Еще утро, если можно так сказать. Целый день впереди. И я с вами не соглашусь. Мое предчувствие говорит, что обязательно кто-то появится. Причем либо моего с отцом Афанасием возраста, либо возраста Саввы или Тараса, - возразил Геннадий Львович.

- Поддерживаю, всех возрастов должно быть по три, - заявил Эзотерик.

- Знаете, что меня пугает? А если здесь появится шестнадцатилетний подросток? Тогда, что это будет значить? Что наши малолетки, ушли навсегда? – спросил Семен. – Тогда я тоже двину в путь, как они.

Все переглянулись.

- Если будет так, то возможно это и есть выход для нас всех, - озвучил свою мысль вслух Эзотерик.

Но прошел час, а за ним следующий. Закончился сначала обед, потом и ужин. И все понимали, что наступает время сна. Новых людей не было, а подростки так и не вернулись.



предыдущая страница               31               следующая страница