Эскалатор. День Шестой. Первооткрыватели.


- Ладно, хватит отдыхать. Договорились же, что будем идти до упора! – Тур скомандовал и поднялся с пола. – Надо сегодня пройти больше, чем вчера. Ну, минимум сотню км.

- Так продолжим тему будущего? – поинтересовался Наиль, вставая.

- Тогда уж вашего будущего, - хитро сказала Виола, она встала последней и пошла за сверстниками, которые уже тронулись.

- Не, так не пойдет, давай твою тему развивать. У нас с Туром предельно все ясно, а у тебя еще нет, - возразил ей Наиль, посмотрев на Тура, который шел рядом с ним, словно ища поддержки.

- Действительно Наиль прав, - улыбнулся Тур, обращаясь к Виоле, которая шла чуть позади них. - А то мы, как два потефона, болтаем безумолку. Я всегда считал, что девчата болтушки, а теперь мне с трудом в это верится. 

- Вот же достали! Хорошо. На чем мы там остановились? – сдалась Виола.

- Мы говорили о твоей буду…, - Наиль тут же осекся, вместе с Туром они остановились одновременно, посмотрев друг на друга.

- Ты тоже слышал? – спросил негромко Тур.

- Да, кто-то смеялся, - шепотом ответил Наиль.

Виолетта протиснулась между ними, и взяла обоих их за руки, прижав к себе словно защищаясь от кого-то невидимого. Потом спросила: - Как я выгляжу?

Парни обалдели дважды. Сначала от того, что Виола прижалась к ним, показавшись уж совсем маленькой. Потом от заданного вопроса. Снова вдали раздался смех. Подростки переглянулись.

- Метрах в ста не больше, - констатировал Наиль. - Дальше этого расстояния ничего не слышно, мы уже проверяли.

- Что делать будем? Так и стоять? Или пойдем знакомиться? – беззаботно спросила Виола.

- Тебя фиг поймешь, то прижимаешься к нам, то вопросы дурацкие задаешь, а теперь в лоб идти на врага предлагаешь? – все также вполголоса сказал Наиль.

- А почему сразу на врага, может там такие же подростки, как мы? – возразила Виола, она уже не прижималась, но стояла все также по центру.

- Давайте я пойду вперед, и если впереди нормальные люди, то позову вас. В противном случае уходите, - сказал Тур.

- Вместе пришли, вместе пойдем дальше, - ответил Наиль.

- Согласна, будь что будет! - поддержала его Виолетта.

- Послушайте, мы же не знаем кто там! Люди встречаются разные, не будьте наивными! – четко ответил Тур.

- Плевать, все равно я с тобой, а Виола пусть остается.

- Я что дура, одна тут торчать? Хватит уже гадать и спорить! – и с этими словами Виола двинулась вперед.

- Стой! – Тур остановил ее, схватив за руку. – Ладно, иди с нами, но держись чуть дальше, только и всего! Окей? – взгляд был умоляющим, по нему Виола поняла, что Тур искренне переживает за нее. Она кивнула в знак согласия.

Через тридцать секунд, им предстала картина, которую они не ожидали увидеть. Впрочем, не ожидали этого и те с кем они встретились.

- Семен? – удивленно спросила Виолетта, глядя на него. – Вы как тут оказались? Вы шли все это время понизу и обогнали нас, пока мы спали? Теперь решили подождать?

- Ты это о чем? – Семен был в шоке. – Вы вообще откуда взялись? Мы тут наверно около часа сидим.

- Здрасьте всем! Мы вернулись! – Наиль стоял у вершины эскалатора и кричал вниз.

- Не может быть! – Тур после приветствия Наиля начал понимать, что происходит. Тот в свою очередь пошел дальше вперед и пропал из вида.

- Что происходит?! – Виола никак не могла понять. – Вы, троя - объяснять будете? Вы, что, все за нами шли что ли?

Троица тоже не сразу поняла, что происходит. Если бы подростки вернулись с другой стороны, то было бы ясно, что они прошли какой-то участок и вернулись обратно. Но они вышли оттуда, откуда не могли выйти!

- А вот и восьмидесятая емкость! Лови Тур! – с этими словами Наиль бросил емкость с сырными шариками. Тур поймал ее и пробормотал: - Она же нулевая…

- Итого сорок восемь километров. Знай, мы, куда идем, наверно еще вчера здесь были бы, - засмеялся Наиль.

- Мы шли по кругу? – неуверенно спросила Виолетта.

- Ну да! Я сразу это понял! – важно сказал Наиль. – Поэтому и решил посмотреть вниз. Ну, а когда увидел всех остальных, то вспомнил, что до нулевой емкости рукой подать.

- Господи! Мы зря столько прошли? Чтобы вновь оказаться здесь? – разочарованно сказала Виолетта.

- Не зря! Теперь мы точно знаем, что здесь никого больше нет кроме нас – это первое. Что мы находимся в помещение диаметром сорок восемь километров – это два, - начал было Наиль, но его перебил Тур.

- Диаметр здесь другой. А сорок восемь километров это примерная длина пройденного пути или окружности на втором уровне, - поправил Наиля Тур.

- А диаметр будет примерно пятнадцать километров, - вставил Влад, поняв, в чем дело.

- Надо рассказать всем внизу! – не дожидаясь одобрения, Наиль побежал вниз, ему не терпелось поведать новость.

- Я в душ, - сказала Виолетта и пошла вслед за Наилем.

- Ну, путешественник, как вам шлось? – с улыбкой спросил Семен. – Тяжко наверно?

- Надо было понизу пойти, посмотрел бы, - Тур ответил достаточно грубо, не смотря на то, что перед ним было три взрослых парня.

- Духовитый ты, однако! – Семен посмотрел на него с уважением, у парня в глазах не читалось страха или сомнений. – Вот скажи, а насколько бы вас хватило идти вперед?

- А вас на сколько, чтобы сидеть и ждать нас тут? – вопросом на вопрос ответил Тур, по глазам он видел, что парням было неловко.

- Тур, ты конечно Красавчик. Но тон свой сбавь, - пытался остановить его Стас, но его попытка была пресечена на корню.

- Слушай друг, возьми себе попутчиков, и пройдитесь с ними понизу. Расстояние вы знаете, к ночи будете здесь. Зачем воду в ступе толочь, как базарные бабки, - в глазах у Тура читалось что-то звериное, было ощущение, что он вцепится в глотку любому сопернику, невзирая на возраст. – Ладно, я вниз. Отдохнем и пойдем понизу сами, если вам тяжело, - не дав опомниться Стасу и его друзьям, Тур пошел к вершине эскалатора и стал спускаться вниз.

- Да борзый парень, - оправдывался Стас, если честно ему стало не по себе, он вдруг подумал, что никогда в своей жизни не дрался по-настоящему, так только языком трепался.

- Он не борзый, он правильный, - сказал Семен. – А на чьей стороне правда, тот и выигрывает. Правда, в данный момент на его стороне, так что мы даже возразить не можем. Почем зря, он выражаться не будет, по характеру его видно. Лучше давайте думать, пойдем понизу мы или снова они.

- А на фига понизу идти?! – возмутился Стас.

- Нет логики в этом Семен! Шанс, что ты найдешь там что-то, ничтожно мал! – поддержал Стаса Влад.

- Но он, же есть?! Вы только представьте, если эти малолетки пройдут еще сорок восемь километров, но уже по низу, а мы и дальше будем тут сидеть, как думаете, с нами вообще общаться они будут?

- Да по фиг мне эти малолетки! – возразил Стас. – У меня братишка в их возрасте доставал всю жизнь. Что, я еще тут к их мнению буду прислушиваться?!

- А у меня нет младшего брата, так что сравнивать мне не с чем. Но идти я действительно не хочу. Кстати расстояние, понизу, будет больше, ведь диаметр окружности больше, чем на втором уровне, - сказал Влад.

- Ладно. Мне особо тоже ходить не хочется, но если вопрос станет ребром, то я пойду, - ответил Семен, ему было грустно от того, что с ним нет его друга Вардана, тот точно всегда знал, как поступить и что делать, а его новые знакомые не тянули на лидеров, скорее были эгоистами.

В это же время Наиль подробно рассказывал о пройденном пути, как они замерили расстояние с помощью шагов, как они выставляли ориентиры. Как и когда устали, перед тем, как лечь спать, что думали, о чем беседовали, исключая историю Тура о неизвестной планете.

- Ты прям находка для шпиона Наиль, - сказала Виолетта, выйдя и с душа, послушав конец его рассказа. – Тебе дай волю, ты еще час говорить будешь.

- Почему сразу шпион? Я ничего лишнего не говорил, просто рассказывал о пройденном пути, - обиделся Наиль и замолчал.

- Не будьте столь категоричны Виолетта, я понимаю, что в пути вы подружились и возможно рассказали что-то личное, но уверяю вас, мы не пытали об этом Наиля, наш интерес в другом, - начал Геннадий Львович. – Во-первых, вы молодцы. Во-вторых, вы сделали первое серьезное открытие, которое несравнимо по значимости ни с чем другим. В-третьих, мы тоже зря здесь не сидели и у нас кое-что есть!

- И что же? – спросил Наиль, хотя ему было не просто интересно, он мог пересказать эту историю Туру, который сразу за Виолеттой зашел в душ.

- Главное, что здесь больше никто не появился! Далее, Тарас дал определение всем здесь присутствующим. Сначала мы это не восприняли всерьез, но я тут подумал и теперь могу заявить с полной уверенностью, мы все полные противоположности. А это значит, что мы дополняем, друг друга и составляем единое целое. Но у каждого из нас, так или иначе, есть свое преимущество. Еще мы утвердились во мнении, что, скорее всего в еде и напитках есть нечто, что не позволяет нам впадать в агрессию, или в депрессию. Что-то вроде успокоительного, к тому же, скорее всего это плодотворно влияет на наше самочувствие. К примеру, я бывает, употребляю таблетки от сердца, оно у меня частенько дает о себе знать, плюс давление у батюшки, которое он тоже сбивает различными препаратами, здесь нам из этого ничего не нужно, - не переставая, говорил Геннадий Львович. – Скорее всего, наше пребывание здесь заканчивается, мы знаем, как сюда попали и почему, как должны поступить в той ситуации, в которой оказались до появления здесь, не все и не до конца, но это важно. Словно исправить ошибку. Ну и теперь мы знаем, что представляет из себя, это сооружение. Мое мнение, что здесь находиться далее, нет смысла, возможно не сегодня-завтра, мы вернемся туда, откуда пришли.

- Складно, но как вы себе это представляете? Закрыл глаза, попросил и все? – с некоторой иронией спросила Виолетта.

- Возможно, так и есть. Но, я повторюсь. Для начала нам надо решить сообща, хотя бы одну проблему, одного человека. К примеру, Семен прибыл сюда первым, и он был в отчаянии. Возвращаться он не хотел, считая, что его проблема достаточно серьезна. Так вот, мне кажется, что она не такая уж и серьезная, в его-то годы! – задумчиво сказал Геннадий Львович. – Мы можем дать ему совет, мы можем обыграть его ситуацию, так сказать его проблему и найти решение! Мы ведь одно целое, как я выражался выше.

- Мне не надо ничего решать и советовать, я уже знаю, как поступлю. Тур тоже знает. Значит, мы должны уйти отсюда первыми? – с надеждой спросил Наиль.

- Я тоже знаю, как мне поступить! – уверенно сказала Виолетта.

- Я не знаю, - наконец все услышали голос Саввы. В это время отец Афанасий посмотрел на него с грустью, потом опустил глаза и стал молить Господа, чтобы он не рассказал свою историю о смерти при подростках.

- Да это сложный вопрос. Согласен. Но возможно сегодня или завтра вам вернется память во сне, - решил предположить Геннадий Львович.

- Уже приснилось, - обреченно ответил Савва.

- Вы не хотите поделиться? – спросил Геннадий Львович. Но тут, же вставил свое слово отец Афанасий: - Не думаю, что это будет правильно! Каждый должен решить для себя сам, как ему поступить.

- Вы это о чем? – не понял Геннадий Львович.

- Послушайте Геннадий Львович! Вы, снова ищете закономерности там, где их нет. Вы словно детектив, идущий по ложному следу, - отец Афанасий был не в себе, почему с ним произошла такая перемена,  Геннадий Львович понять не мог.

- Я что-то пропустил? – с душа вышел Тур. – Могу ли узнать о чем спор?

- Как думаете, Тур, вы готовы прямо сейчас вернуться в ту жизнь, откуда пришли сюда? – спросил Геннадий Львович.

- Думаю, что да. Но лучше с запасом в некоторое время. На минут пять раньше, - хитро ответил Тур.

- Допустим, вам это удастся. Тогда готовы?

- На сто процентов, без проблем.

- Мне желательно тоже иметь запас времени, - ответил Наиль.

- И мне бы не помешало, - поддержала Виолетта.

- Все дело в обратном отчете времени! – вмешался Эзотерик. – Как же мы сразу это не поняли, и не поставили это во главу угла! У меня предложение, давайте каждый скажет, сколько ему нужно времени точно!

- Мне час, - первым высказался Савва, все посмотрели на него недоуменно.

- Мне три-четыре дня, - сказал Эзотерик.

- Мне полгода, - присоединился отец Афанасий.

- Ну, мне тогда не пять минут, а полчаса, - поправил свое время Тур.

- Три месяца, - ответил Наиль.

- Четыре, - вполголоса сказала Виолетта.

- Эй, наверху! Спускайтесь, срочно! – крикнул Геннадий Львович парням.

Те спустились, получив краткое объяснение, сделали свое признание.

- Пять часов, но лучше один день, чтоб наверняка, - первым ответил Стас.

- День, но с условием, что я бы изменил ставку, - ответил Влад.

- Не знаю, честно! – сказал Семен. – Я понятия не имею, с каких пор мы в долгах. Узнал об этом в начале года. Думаю, что это проблема возникла раньше, но я о ней не подозревал.

- Ваша очередь Геннадий Львович! – сказал батюшка, глядя на Геннадия Львовича, все ждали ответа.

- Наверно месяца четыре, чтобы внести некоторые изменения и дополнения в договор, - после продолжительной паузы, ответил Геннадий Львович. Затем посмотрев на Эзотерика, спросил его: - Ну и что вам это дает?

- Я могу лишь высказаться с точки зрения эзотерики или мистики, как вам будет угодно, - начал Эзотерик, по глазам присутствующих было понятно, что томить их молчанием нельзя. – Первая мысль, что это место перевалочный пункт. Время, проведенное здесь, минусует его там, в той нашей жизни идет обратный отчет. Вторая мысль, возможно, что мы выпали из одной реальности и попадем в другую, где те события, от которых мы бежали, еще не наступили, или не наступят никогда.

- Позвольте, в таком случае, мы будем помнить «эскалатор»? А если нет, то, как мы исправим ошибку? – Геннадий Львович недоумевал.

- Чертовщина какая-то! – это все, что мог сказать Семен.

- Богохульство, - спокойно ответил батюшка.

- А как назвать одним словом то, что с нами случилось? – не сдавался Эзотерик.

- Чудо! Это нормально! – парировал Геннадий Львович.

- Всегда и везде надо искать причину этого чуда, - серьезно сказал Тур.

- Деньги, любовь, вера, магия – начал перечислять Наиль, но его перебил Эзотерик: - Ты прав. Это безнадега или как бы точнее выразиться…

- Отчаяние, - ответила Виолетта, сказав это так, будто это было у нее глубоко в душе.

- Точно! Ты просто умница Виолетта! Именно отчаяние! – обрадовался Эзотерик и вдруг изменился в лице. Все смотрели на него, словно увидели нечто. Глаза его блестели, зрачки расширились, он смотрел, как будто сквозь всех и был вне времени и пространства, что-то бормотал, шевеля губами.



предыдущая страница               37               следующая страница