ЭСКАЛАТОР. ДЕНЬ ШЕСТОЙ. За мам.


- Вот вернусь обратно, пусть даже на балкон. Дождусь своего часа, сразу домой и заживу заново, - говорил Стас, слушателями были только Семен и Влад, парни сидели втроем вне поля зрения остальных. – Маму обниму. Извинюсь перед отцом. ВУЗ закончу и работать пойду, может бизнес открою какой-нибудь.

- Я махну в Краснодар к тетке, сестре матери. Руки у меня растут, откуда надо, так что не пропаду. А чем суды закончатся по фигу! Выпишу генеральную доверенность на Вардана, пусть отбивается, если что останется - хорошо, нет - сожалеть не буду, - мечтал Семен.

- Я тоже признаюсь во всем предкам. Поздний ребенок я у них. А у отца с матерью - это вторые браки. Ставки больше не буду делать. Может, женюсь. На работу пойду. К отцу на рыбзавод или к матери в ювелирку, - рассуждал Влад.

- Я не понял, у тебя есть сводные братья и сестра? – спросил Стас.

- Есть по отцу, по матери нет, - ответил Влад.

- А у меня только двоюродные, родных нет, - добавил Семен, хотя его и не спрашивали. - Вот есть же передачи, где собирают разных людей и отправляют куда-нибудь на необитаемый остров. Они там живут, или скорее выживают, учатся смотреть на жизнь по-другому. У нас вроде тоже так, в своей жизни мы многого не замечали, имели вроде все прелести, но не ценили. Теперь все, что казалось когда-то обыденным, будет видеться по-другому.

- Да без интернета тяжко, - поддержал Влад.

- Без телека тоже, - улыбнулся Семен.

- Без баб тоже не фонтан, - сказал Стас.

- Тебе только бабы нужны! Господи, как ты собираешься начинать новую жизнь с такими мыслями? – заметил Семен.

- Просто навеяло. Может, женюсь. Остепенюсь. Но для этого фундамент нужен, - ответил Стас.

- А вот представь реально Семен, лег спать и БАХ ты снова в гараже! Что будешь делать? – спросил Влад.

- Я же сказал уже, к тетке поеду, - ответил Семен.

- Ну, а если БАХ, а там уже шесть дней прошло, тогда что? – спросил Стас.

- То есть, я шесть дней, не жрал что ли? Тогда я сдох уже там! – улыбнулся Семен и добавил. – Ты тогда тоже наверно на балконе в мумию превратился.

- А если на шесть дней раньше попадем, - начал Влад. – Тогда было бы здорово! Главное, чтобы счет помнить, да чтобы игра также прошла. Бабла срублю!

- И ты туда же. Одному баб подавай, другому букмекеров. И снова на те же грабли наступите! И снова сюда попадете! Так вы всю жизнь будете крутиться вокруг «эскалатора» и «отчаяния», - резюмировал Семен.

- Ты Семен прям философ. Хотя в твоих словах есть доля истины, - ответил ему Влад.

- Ну, человек такое существо Семен, что мало ему всего. Он сам создает себе проблемы, чтобы потом их решать, - заявил Стас.

В это время подростки уже были на втором уровне. Обсуждали услышанное, пытались найти нечто новое. На ум приходило много мыслей.

- А как твое полное имя? – обратилось Виола к Туру.

- Это и есть мое имя, - ответил он.

- Таких имен не бывает, ну скажи?

- Зачем? В соцсетях ты тоже говоришь свое настоящее имя?

- Но мы, же не в соцсетях!

- Виола у каждого из нас до «эскалатора» была своя жизнь, после будет тоже. Мы с разных городов, мы больше никогда не увидимся. Это все временно, как какой-то пост в соцсетях, лайкнули, пообщались, а завтра забыли, - грубо ответил Тур.

- Мы обязательно встретимся, я это чувствую! – не соглашался Наиль. – Мы же говорили об этом Тур, ты что забыл?

- А как звать твою маму? – Виола была в своем репертуаре, она перескакивала с темы на тему, причем наверно считая, что поступает логично.

- Марина, - ответил Тур. – Отца имя сказать? – ехидно спросил он.

- А у меня вот нет отца, и имени его я даже не знаю, - начала Виола. – А у Наиля маму зовут Ырысты, знаешь, что это означает? – переменившись в настроении, спросила Виола.

«Вот же я идиот! Надо бы извиниться за отца» - подумал Тур, но он не успел этого сделать, так как Наиль начал рассказывать про свою бабушку.

Внизу трое мужчин делали логические заключения по поводу версии смерти Саввы. Геннадий Львович всячески пытался найти изъян, объясняя сон Саввы, как галлюцинацию, или кадры из ранее увиденного фильма. Он просто не хотел, чтобы это было правдой. Отец Афанасий говорил о прощении. Эзотерик только слушал и наконец, высказался:

- Во сне даются подсказки. Сны не реальны.

- Вот и я о том же! – перебил его Геннадий Львович.

- Я продолжу, если позволите? – начал Тарас, получив извинения от Геннадия Львовича, он продолжил. – Прощение – это конечно хорошо. Но в таком случае, это вы должны просить прощения, а не ваш убийца. Ведь вы же его вынудили к данному поступку. Представьте, как вы его прижали, что он нажал на спусковой крючок, где гарантия, что он сам не застрелился после этого. Так или иначе, даже если его посадят, именно вы испортили ему жизнь.

- Он убийца! Ничто не может оправдать его поступка! Я прав? – высказавшись, Савва посмотрел в лицо батюшки.

- Мы ищем не оправдание поступков. Мы ищем истину, а вы ее подменяете, - словно наставления прозвучали слова отца Афанасия.

- Вот вы интересный батюшка, говорите загадками, а проще нельзя? Если черное – значит черное, белое – значит белое! – Савва явно злился, так как все, троя, не верили, или не хотели верить его сну.

- Черное Савва – это тьма, а белое – это Свет, - ответил батюшка.

- Вас не переубедишь, - сказал Савва.

- Ну, есть еще одна версия вашего сна. Возможно, это событие только должно наступить и вы, вернувшись обратно, окажетесь, к примеру, у двери своего убийцы, но со знанием того, что произойдет в тот момент, когда вы позвоните в звонок квартиры, - предположил Эзотерик.

- Точно! Так и есть! Вас устраивает такой вариант Савва? Давайте поедим, в конце концов, аппетит уже разыгрался! Савва лучше выпейте, ей богу! – говорил Геннадий Львович, давая понять всем, что тема закрыта.

- Время покажет. Возможно, сегодня я увижу образ своей матери, а не этот сон. А по поводу выпить, может, присоединитесь? - ответил ему Савва.

- Ради такого, я тоже выпью пару капель. Но с условием, что вы эту тему больше не поднимаете! Даже не намекаете! – высказался Геннадий Львович.

- Договорились, - последовал ответ Саввы.

- Кстати, а как звать вашу маму? – спросил Эзотерик.

- Ева, но это имя дал отец Афанасий, я, же не помню ее имени, - ответил ему Савва. - А как вашу маму зовут?

- Ольга. Она потомственная ведунья. У меня благодаря ей развился интерес к астрологии, хиромантии, нумерологии, ну и тому подобным темам.

- Ну, за наших мам! – предложил тост Савва, взял емкость с коньяком и выпил. Тарас улыбнулся, потом протянул руку, давая понять Савве, чтобы тот передал ему емкость. Взяв ее, он сделал выдох и сделал большой глоток со словами: - За тебя Мама! - он хотел было вернуть коньяк Савве, но Геннадий Львович и здесь его опередил. Перехватив емкость, он тоже выпил со словами: - Мама я тебя люблю! – затем добавил: - Коньяк я вам скажу первоклассный! Да Савва, теперь я вас понимаю, божественный напиток! – и сделал еще глоток. Отцу Афанасию тоже хотелось выпить, но он сдержался, сказав лишь: - Благослови Господи родителей наших…



предыдущая страница               41                следующая страница