Эскалатор. День Второй. Знакомство с отцом Афанасием.


Отец Афанасий стоял в незнакомом месте. Здесь было светло и спокойно. «Чистилище!», - пронеслось в его голове. - «Господь послал мне испытание! Пусть будет так! Я принимаю смирено волю твою! Ибо ……», речь была долгой, причем она была искренней. Произносилась вслух, во весь голос, даже более. Шла она словно нараспев. Эхо не было. Ответа тоже.

- … Аминь! – закончив, батюшка огляделся по сторонам. «Слова» придали ему сил, но обычное человеческое любопытство взяло верх. Сделав несколько шагов вперед, он окинул взглядом подъем, показавшийся ему основанием пирамиды. Размеры его не смутили, он готов был поклясться, что это первое его испытание, возможно, не самое сложное. Отдавая слова благодарности Господу, он начал свой путь к восхождению. Закрыв глаза и выровняв дыхание, он стал читать отрывок из святого писания. Со стороны несведущему зрителю - это напоминала несвязанную речь умалишенного, именно так и восприняли это Семен и Виолетта, глядя вниз.

- Эй! – батюшка открыл глаза, проделанный путь был жалок, и он остановился, при этом медленно спускаясь вниз. Увиденное скорее удивило его, чем напугало. Он не был святым старцем, а являлся вполне обычным современным священнослужителем, знакомым, как с новыми технологиями, так и обычной «мирской» жизнью, не считая это грехом. В его голове закралось сомнение, о «чистилище» и тому подобных вещах. Но он, тут, же взял себя в руки, возможно – это и есть «испытание»?

Дальнейшие события произошли стремительно. Ни с того, ни сего Виолетта, схватив за руку Семена, помчалась вниз. Семен не успел понять, что происходит, но осознавал, что вырваться и бежать вверх нет никого смысла.

- Дура! Ты, что творишь! – со злостью только и успел выкрикнуть Семен.

- Это же священник, он наверняка знает ответы! – как то по-детски заметила Виолетта.

- А рванула, как будто Бога увидела! – зло сказал в ответ Семен.

Следующая сцена не уложилась бы в голове нормального человека. Мужчина на вид пятидесяти лет, без головного убора, но в одеянии напоминающим священнослужителя, причем без креста и каких либо других атрибутов церкви, стоял в метре от парня. Причем парня в трусах, за спиной которого в свою очередь, то ли пряталась, то ли скрывалась девочка, совсем юная, также в одном нижнем белье. От замешательства все троя, смотрели друг на друга оценивающе, боясь заговорить. Точнее сказать двое смотрели на одного. Паузу решил прервать батюшка, как и подобало ему по возрасту и возможно по статусу.

- Здравствуйте люди добрые! Имя мое мирское Мартын, после принятия веры православной стал зваться отцом Афанасием. Служу в приходе …, - но его речь прервал парень, причем прервал ее бесцеремонно.

- Здрасьте Святой Отец! Я Семен, а это Виолетта, - парень указал на девочку, которая смутившись, почему-то побежала в противоположную сторону. Провожая ее взглядом, Семен опешил, вслух лишь выкрикнул: «Ты куда? Вот бестолковое создание!» Повернувшись, снова лицом к батюшке он продолжил:

- Итак, я Семен, мне двадцать шесть лет, я тут со вчерашнего дня, вы не можете объяснить, где мы вообще находимся? – он понимал, что несет полный бред, но чутье ему подсказывало, что этот поп тут появился не зря.

- Господи! Не уж то неприкаянные души! Я понял тебя Господи! Мне нужно нести слово твое среди обреченных! Указать им путь …, - почему-то батюшка говорил это вслух и продолжал свою пламенную речь, не обращая внимания на Семена, который не мог разобрать, что здесь происходит и почему ему не дают прямых ответов. Это могло продолжаться еще долгое время, но батюшка осекся услышав:

- Так, замолчите! Успокойтесь! Я ни фига не понимаю, куда вы клоните святой отец, можно попроще? – чуть ли ни окриком остановил его Семен.

Оценив ситуацию, батюшка сделал выводы, что возможно его праведные речи ни к чему не приведут. Немного погодя он решил сменить тактику, как это делал не раз, когда хотел заглянуть в душу людей, преступивших закон. Не просто мелких хулиганов, хотя были и такие на его практике, а реально заматеревших преступников.

- Семен, для начала не называйте меня Святой Отец, я отец Афанасий, можете обращаться проще, батюшка. Коли Вы далеки от веры православной, величайте меня, если вам будет угодно Мартыном.

Тут появилась Виолетта, уже одетая. На ней был спортивный костюм, в руках одежда, по всей вероятности Семена. Протянув руку, она без слов ткнула ею в Семена. Тот начал спешно одеваться. Через полчаса все было «расставлено на свои места». Семен, как обычно поведал свою историю, историю своего одиночества и встречу с Виолеттой. Та в свою очередь была немногословной, разве что пару раз убегала и приносила сначала воды, а потом орешков. В ответ они услышали историю отца Афанасия. Теперь их было трое. И все прекрасно понимали, что таким числом людей – это не ограничится. Они сидели прямо на полу, в импровизированном круге, их лица были обращены друг к дружке.

- Дети мои, я пришел к выводу, что мы здесь оказались не случайно. На все воля божья. Каждый из нас грешен, - хотя он понятия не имел, чем могла согрешить столь юная особа. «Может, убила своего еще не рожденного ребенка?», - но тут, же отогнал столь страшную мысль. – Каждый из нас просил, и был услышан. Как такое не звать чудом! Это лишь начало пути, а путь нам предстоит, по всей видимости, долгий и возможно трудный! И пока мы не очистим наши души, нет нам прощения!

- Я что-то не понял, - манера Семена перебивать становилась уже правилом. – О каких грехах вы говорите? Я никого не убивал, не обворовывал, что там еще грешно делать то …, - Семен не мог собраться с мыслями. – Да и Виолетта тоже, она вообще ребенок! Как же ваш господь сюда невинное дитя забросил, а? – при этих словах Виолетта чуть не расплакалась, не из-за слов «что ребенок», а из-за своего поступка. Но вместо этого, она произнесла:

- Я хотела умереть. Но точно знаю, что не умерла! – после услышанного взгляды были обращены на нее, но в их глазах она не видела сочувствия, скорее читалось недоверие. Она продолжила, словно оправдывалась:

- Я хотела отравиться! Не скрываю! Надышаться газом! Была на кухне, но конфорки не включала! Я точно знаю! Ведь я еще не успела написать записку маме! Я просто закрыла глаза и думала, что мне написать, потом как во сне попала сюда! Голос слышала отчетливо! Свет видела! Я живая! Я знаю! – Виолетта не заметила, как сорвалась на крик и ревела.

Потом она прижалась, почему-то к Семену, хотя к батюшке было бы логичней. Может Семен казался более близким? Уткнувшись ему в грудь, она плакала, причем навзрыд. Батюшка молчал, а Семен вдруг почувствовал себя ответственным за эту «малолетку». Нет, это не были чувства, это была самая настоящая ответственность, похожая на связь между старшим братом и сестренкой. Он не знал, как ее успокоить, но твердо осознавал, чтобы не случись, он ее в обиду не даст, и будет постоянно оберегать.

- Дитя мое, никто здесь и не думает, что вы совершили такой страшный грех! Возьмите себя в руки, иначе мы двое взрослых мужчин, готовы будем плакать вместе с вами! Ведь смотреть и слышать ваш плач невыносимо для наших сердец! – если бы Семен мог так «сладко петь», он бы наверно тоже так выразился, но сказал совершенно иное:

- Ну, хватит! У меня на груди потоп уже! Вся рубашка и даже майка под ней мокрая от твоих слез, стирать ее сама будешь! - Виолетта подняла голову, встала, отошла чуть поодаль, вытирая на ходу слезы. Потом просто пошла прочь, пока не потерялась из виду.

- Что Вы думаете, батюшка? – спросил Семен.

- Я верю ей. Чудеса происходят разные и нам неведомо, почему они случаются.

- Слушайте, я ведь тоже того… Ну… хотел сдохнуть… Там в машине… Ну… в гараже… Помните, я вам рассказывал о проблемах, что хотел мол напиться? Так вот, если честно, я хотел закрыться в гараже, завести автомобиль и … Но, я точно помню, что я этого не делал! Ей богу! Может быть, вы тоже хотели того.. ну как сказать…, - батюшка не дал договорить Семену.

- Господь с вами Семен! У меня и в мыслях такого не было! Поэтому и верю Виолетте, да и тебе тоже, что не наложили вы на себя рук! Не путай свои желания и реальные поступки. Мысли людей порою посещают разные, но такова жизнь, и избавляются от них по-разному. Я, к примеру, в Бога уверовал. Когда мне сложно, всегда у него советов спрашиваю – помогает!

- Ну, а что если... ну когда вы типа молились, вам сверху кирпич на голову упал и вы померли! Или подошел кто-нибудь сзади и по темени топориком, а?

- Господи! Помилуй! Семен, что за чушь ты несешь!? – батюшка поднялся, перекрестил, сидящего Семена и сказал: - «А где же наша Виолетта? Пойдем, Семен поищем. Да и пора мне экскурсию устроить тут, как считаешь?»

Священник и парень в джинсовом костюме двигались в направлении, куда ушла Виолетта. Тихо беседуя о чем-то, перебивая друг друга. Трудно было представить, как совершенно разные по возрасту и статусу люди, могли так сблизиться, едва познакомившись.



предыдущая страница               9               следующая страница